Доступные файлы

Файлы не загружены.

Переоформлять лицензию или не переоформлять

30 июля 2018 года в законную силу вступили изменения, внесенные в Федеральный закон от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее – ФЗ № 99).

  Напомним, что были введены уточнения, связанные с переоформлением лицензий. Установлено, что в случае, если нормативным правовым актом РФ изменяется наименование лицензируемого вида деятельности, перечня работ, услуг, которые выполняются, оказываются в составе конкретных видов деятельности, то необходимость переоформления лицензии должна определяться этим же нормативным правовым актом (ч. 2.1 ст. 12 ФЗ № 99-ФЗ).
Соответственно дополнен и перечень случаев, при которых лицензия подлежит переоформлению (ч. 1 ст. 18 ФЗ № 99-ФЗ).
Таким образом, теперь при изменении наименований медицинских услуг, входящих в состав медицинской деятельности, равно как и при изменении номенклатуры подлежащих лицензированию медицинских услуг или при изменении самого наименования вида деятельности (было когда-то актуально для деятельности по обороту НС и ПВ, так как менялось само наименование вида деятельности) медицинская организация более не обязана заниматься переоформлением бланка лицензии. Необходимость в переоформлении возникнет только в том случае, если это будет впрямую вытекать из нормативного правового акта, явившегося основанием для таких изменений. До июльских перемен ФЗ № 99 изменение наименования вида деятельности и (или) перечня работ (услуг) в составе конкретного вида деятельности являлось основанием для переоформления лицензии.

Что говорить, перемены очевидно благие и, как говориться, лучше поздно чем никогда. Ведь объективная необходимость таких перемен остро возникла еще в 2011 году, а особенно в 2013 году, когда вступила в силу новая номенклатура медицинских услуг, подлежащих лицензированию (Приказ Минздрава России от 11.03.2013 № 121н). В те годы сотни и тысячи клиник прошли через искусственную потребность в переоформлении лицензии. Но кто старое помянет, тому глаз вон, поэтому перейдём к насущному настоящему. А настоящее для многих заключается в открытом до сих вопросе, связанном с необходимостью (?) переоформлять лицензию на деятельность в области «акушерства и гинекологии».

Напомним, что в декабре 2017 года данные услуги были разделены на три части (простое АиГ, ВРТ и ИПБ), а точнее:
1. Акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий и искусственного прерывания беременности);
2. Акушерство и гинекология (использование вспомогательных репродуктивных технологий);
3. Акушерство и гинекология (искусственное прерывание беременности).

Наименования данных услуг в составе медицинской деятельности были изменены до 30.07.2018 (т.е. до выхода новой редакции ФЗ № 99), в связи с чем остаётся неясным действие послаблений на ранее произошедшие изменения перечня. Проще говоря, возник простой с практической точки зрения вопрос: так переоформлять или не переоформлять лицензию на акушерство и гинекологию. Отметим, что данный вопрос идентично касается и любых других видов деятельности или услуг (работ) в их составе, наименования которых были изменены до 30.07.2018.

Таинственное послание Росздравнадзора
Флагманом темы стал Росздравнадзор, который в своем письме от 06.08.2018 № 01И-1932/2018 напомнил о введении новых работ (услуг) по акушерству и гинекологии (ИПБ и АиГ за исключением использования ВРТ и ИПБ)) на основании ПП РФ от 08.12.2016 № 1327 и последовавшим за ним Приказа Минздрава России от 13.06.2017 № 325н. В заключительной части письма РЗН ссылается на изложенную в новой редакции ч. 6.1 ст. 22 ФЗ № 99, согласно которой «действующие до дня вступления в силу настоящего Федерального закона (прим. ФЗ № 99) лицензии на виды деятельности, наименования которых изменены, лицензии, не содержащие перечней работ, услуг, которые выполняются, оказываются в составе конкретных видов деятельности, подлежат переоформлению в порядке, установленном настоящей статьей, при условии соблюдения лицензионных требований, предъявляемых к таким видам деятельности». Таким образом, контрольный орган, казалось бы, нелогично закольцовывает письмо, указывая на новое положение ФЗ № 99, согласно которому не требуется переоформлять лицензию при изменении вида деятельности/наименования услуг (работ). Но зачем тогда, скажите на милость, Росздравнадзором упоминаются новые услуги по акушерству и гинекологии? Зачем даётся ссылка на письмо Минздрава России от 8 декабря 2017 г. № 15-4/4523-07, упоминающее возможность упрощённого переоформления лицензии на данные услуги.

Какова истинная логика и посыл данного письма? Предполагаем, что письмо РЗН содержит предостережение для лицензиатов, заключающееся в напоминании о том, что закон имеет соответствующий принцип действия во времени, проще говоря, закон не имеет обратной силы (по общей норме). А, следовательно, новые послабления не касаются истории АиГ, а значит не забудьте, уважаемые лицензиаты, переоформить ваши лицензии.

Очень жаль, что посылы контролирующих органов носят столь таинственный характер и требуют зачастую банального перевода на «русский язык». Но давайте разбираться. Закон обратной силы не имеет и грубое нарушение юридической техники Напоминаем, что общим (основным) принципом действия закона во времени является «закон обратной силы не имеет».
Таким образом, закон не применяется к правоотношениям, имевшим место до введения его в действие. Только законодатель вправе распространить новые нормы на отношения, факты и порожденные ими правовые последствия, которые возникли до введения соответствующих норм в действие, то есть придать закону обратную силу. Подобная позиция поддержана Конституционным судом РФ (определения КС РФ от 13.05.2010 № 828-О-О, от 24.09.2012 № 1747-О, от 29.01.2015 № 211-О, постановление КС РФ от 15.02.2016 № 3-П и др.).

Определённое исключение составляют нормы, смягчающие положение лица, в отношении ответственности за правонарушение (ч.2 ст.54 Конституции РФ, ст. 10 УК РФ, ст. 1.7 КоАП РФ). Однако вопросы привлечения к ответственности за правонарушение ФЗ №99 не затрагиваются и, следовательно, в нашем случае данное исключение неприменимо. Таким образом, если в законе, содержащем новую норму, не закреплена обратная сила закона (или конкретной нормы), то новая норма не применятся к «старым» правоотношения (факты, последствия), возникшие до её вступления в силу. И в Федеральном законе от 04.05.2011 № 99-ФЗ, и в Федеральном законе от 29.07.2018 № 249-ФЗ (закон, которым в ФЗ №99 были внесены изменения, связанные с переоформлением лицензий) отсутствуют специальные нормы о придании обратной силы новым правилам о лицензировании.

Следовательно, если наименования услуг (работ)/вида деятельности были изменены до 30.07.2018 (в нашем случае услуги по акушерству и гинекологии в декабре 2017 года), то к таким изменениям не применяются новые нормы, содержащиеся в ФЗ №249. Следовательно, к ним применяются нормы федерального законодательства действующие на момент переименования услуг (работ)/вида деятельности.

К сожалению, на тот момент законодательство не содержало норм, разрешающих не переоформлять лицензию при переименовании услуг (работ)/вида деятельности. А это значит, что медицинские организации обязаны переоформить лицензию (как бы это прискорбно не звучало). Необходимость переоформлять лицензию обуславливается именно приведенными выше соображениями, а, отнюдь не новой редакцией ч. 6.1 ст. 22 ФЗ № 99, на которую ссылается РЗН. Причина в том, что новая редакция ч. 6.1 ст. 22 ФЗ № 99 действительно должна была обосновать порядок применения ФЗ №249, однако вследствие грубой ошибки в законодательной технике (а именно –определение порядка действия новых норм в заключительных положениях ФЗ №99, вместо заключительных положений ФЗ № 249) оказалась «мертворожденной»– то есть ее нормы не могут найти практического применения.

Давайте разберемся: исходя из текста новой редакции ч. 6.1 ст. 22 ФЗ № 99, эта часть распространяет свою правовою силу на «Действующие до дня вступления в силу настоящего Федерального закона лицензии на виды деятельности…». Однако поскольку ч.6.1 ст. 22 входит в состав ФЗ №99, то «днем вступления в силу настоящего Федерального закона» является день вступления в силу ФЗ №99, а именно – 1 декабря 2011 года (180 дней с 4 мая 2011 года, дня подписания ФЗ № 99). Следовательно, новая редакция ч. 6.1 ст.22 ФЗ №99 распространяет свое действие лишь на лицензии, действующие до декабря 2011 года. Совершенно очевидно, что рассматриваемая норма имела в виду день вступления в силу ФЗ № 249 – 30 июля 2018 года и именно к нему относились слова «до дня вступления в силу настоящего Федерального закона».

Однако, чтобы закрепить это законодательно она должна была быть включена в заключительные положения ФЗ № 249, а не ФЗ № 99 (чтобы под «настоящим Федеральным законом» понимался ФЗ № 249, а не ФЗ № 99). Таким образом, обоснование которое РЗН дал переоформлению лицензий, базируется на неработающей норме. Однако ошибка РЗН, не отменяет необходимости переоформления лицензий, исходящей из общего правового принципа «закон обратной силы не имеет».

Также напомним, что «облегченная» процедура переоформления лицензий на осуществление медицинской деятельности по акушерству и гинекологии описана в письме Минздрава России от 8 декабря 2017 г. № 15-4/4523-07