Доступные файлы

Файлы не загружены.


Человеку вдруг стало плохо на улице или в транспорте. Сразу кто-нибудь кричит: «Есть здесь врач?» И врач, если он есть в окружении, как правило, старается помочь. Хотя, особенно учитывая нынешнее отношение к медикам и хищный интерес к ним со стороны Следственного комитета, может быть, разумнее было бы не объявляться.

Потому что любой медик, профессионально помогающий вне места своей службы заболевшему, рискует быть привлеченным к юридической ответственности. По российскому закону медицинская помощь оказывается медицинской организацией. Понятия «врач» в законе нет. Оказание помощи возможно только при наличии специальной лицензии. У врачей, кидающихся к плохо почувствовавшим себя пассажирам, как правило, такой лицензии нет.

О том, что закон о первой помощи нуждается в корректировке, говорят давно. 19 октября это обсудили на круглом столе в Государственной думе, в частности, проект, согласно которому человек, оказывающий первую помощь, не должен привлекаться ни к уголовной, ни к административной ответственности. Отмечалась необходимость введения понятий «первая помощь», «пострадавший», «участник оказания первой помощи», «порядок оказания первой помощи».

«В прошлом году первая помощь потребовалась 215 тыс. участникам ДТП, из них погибли 19 тыс. человек. Внезапно у нас в стране умирает около 230 тыс. человек, из них 70% – вне стационара», – сообщил член Комитета по охране здоровья Николай Герасименко. По его словам, один из основных факторов, препятствующих оказанию первой помощи, – страх привлечения к уголовной ответственности.

В законодательстве установлена ответственность как в случае неоказания первой медицинской помощи (ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности», ст. 124 УК РФ «Неоказание помощи больному»), так и в случае неправильного ее оказания (ст. 118 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» и ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности»). Медик рискует и помогая, и оставаясь в стороне. Решение этой дилеммы, декриминализация последствий оказания первой помощи, позволит спасти жизни людей.

Николаем Герасименко совместно со специалистами Министерства здравоохранения РФ разработаны два законопроекта.

В соответствии с первым человека, оказывающего первую помощь, не должны привлекать ни к уголовной, ни к административной ответственности, исходя из того, что делает он это из лучших побуждений. В США, в Европе, в Канаде действует так называемый «закон доброго самаритянина», регулирующий право на оказание первой помощи и правовое положение лица, такую помощь оказавшего. Главный принцип: пострадавший, как правило, не может предъявить иск за неправильно оказанную первую помощь, если она оказывалась добросовестно, то есть оказавший помощь действовал в пределах своих знаний и опыта. Не будь этого пункта, посторонние остерегались бы помогать пострадавшим, боясь последующего иска.

Вторым законопроектом предлагается ввести в законодательство само понятие «первая помощь», установить, что существует два вида первой помощи – базовая (для всех) и расширенная (для определенных контингентов).

Главный внештатный специалист Министерства здравоохранения по первой помощи Леонид Дежурный высказался за расширение объемов первой помощи: «Согласно приказу Минздрава РФ от 4 мая 2012 года № 477н, определено всего восемь состояний, при которых оказывается первая помощь, и всего 11 мероприятий первой помощи. Данный перечень ограничил тех участников оказания первой помощи, которые могут и должны ее оказывать».

Так, в «зоне риска» оказались лица, живущие в отдалении от возможности получения медицинской помощи, сотрудники транспорта (в том числе авиации, морского транспорта), спасатели МЧС, сотрудники полиции, спецназ, работники опасных производств. Последним, например, может понадобиться срочное введение антидота при отравлении – в этих случаях нет возможности ждать приезда скорой. Большое количество людей оказались буквально вне закона», – констатировал Леонид Дежурный. В связи с этим возникла насущная необходимость внесения поправок в законодательство.

«Мы также считаем необходимым наполнить каждый из двух видов первой помощи конкретными мероприятиями; дать юридическое определение понятиям «первая помощь», «пострадавший», «участник оказания первой помощи», «порядок оказания первой помощи». Нужно навести порядок в учебной литературе, кроме того, целесообразно внести поправку в закон об образовании, чтобы Минздрав мог утверждать программы по первой помощи», – сказал Леонид Дежурный.

По словам заведующего кафедрой военно-полевой хирургии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, заместителя главного хирурга Минобороны Игоря Самохвалова, большинство военнослужащих погибают как раз на этапе оказания первой помощи: «Если она не оказывается, то летальность увеличивается втрое. Наши американские партнеры в ходе военных конфликтов в Ираке и Афганистане за счет улучшения оказания первой помощи снизили долю потенциально предотвращаемых смертей с 25% до 3%».

Большой интерес вызвало выступление Полины Габай, генерального директора Факультета медицинского права. «Врач оказывается между молотом и наковальней, – заявила она. – С одной стороны, возможная ответственность за превышение законных пределов оказания первой помощи, с другой стороны – возможная ответственность за неоказание помощи больному и (или) оставление его в опасности». Тема обсуждается в Госдуме уже не первый год, напомнила Полина Габай и призвала сдвинуть ее с мертвой точки, в качестве первого шага снять ограничения на оказание первой помощи тем, кто действительно умеет спасать жизни – медицинским работникам.

Загрузка содержимого, подождите, пожалуйста.